October 16th, 2015

СЛОН

В общепринятых объяснениях, у Макса Фасмера, приводится констатация, что СЛОН - он и в Украине, Болгарии, Словении, Чехии, Словакии и Польше - слон. Дальше - ступор. Какие только догадки ни приводит – в результате доходя до тюркского АРСЛАН – «ЛЕВ»:

«Слово:слон: Ближайшая этимология: род. п. -аґ, укр. слонь (из польск.), др.-русск. слонъ (Афан. Ник., библия 1499 г.; см. Срезн. III, 422 и сл.), русск.-цслав. слонь (Златостр., Григ. Наз., Ио. Экзарх; там же), болг. слон, словен. slo°n, род. п. sloґna, чеш. slon, слвц. slon, польск. sљonґ, в.-луж. sљoґnґ, н.-луж. sљon. Дальнейшая этимология: Обычно рассматривается как искусственное образование от (pri)sloniti se§, причем ссылаются на указание "Физиолога" о том, что слон спит, прислонясь к дереву, ср. русск.-цслав.: егда хощетъ спати дубk ся въслонивъ спитъ, рукоп. Троице-Сергиевск. лавры No 729, л. 178 (ХV в.), по Карнееву (Физиол. 367), у Брандта (РФВ 24, 180 и сл.; 25, 232), так же Соболевский (РФВ 65, 415), Преобр. (II, 324), Младенов (591), Брюкнер (500). Связь *slonъ -- *sloniti se§ носит скорее народно-этимологический характер, так как для наблюдений над образом жизни экзотического животного у славян было слишком мало возможностей. Неясно также отношение слав. *slonъ: лит. «lapis, «lajus "слон" (см. Соболевский, там же, 409 и сл.). Фонетически приемлемо предположение о заимствовании из тюрк., где наряду с тур., тат. arslan "лев" (см. Руслаґн) имеется также тур., азерб., карач., балкар., крым.-тат. аslаn -- то же, кыпч. astlan (Радлов I, 546; KSz 10, 88; 15, 203); ср. Штрекель 58 и сл.; Фасмер, ЖСт. 17, 141 и сл.; Кречмер, Anz. Wien. Аkаd., 88, 1951, стр. 310 и сл.; 89, 1953, стр. 191 и сл.; Погодин, ИОРЯС 18, I, 29. Ср. дунайско-болг. 'OslЈn(n)aj Р bagatoЪr -- надпись на сиютлийской колонне (Arch„ol.-epigr. Мitt. аus OЁsterreich 19, 238), по Бангу (WZKМ 13, 111 и сл.). Любопытно др.-польск. wsљonґ "слон" (Бельский, согласно Брюкнеру). Лит. слова, возм., вторично сближены с лит. «la~pias "мокрый" (ср. об этой группе слов Траутман, ВSW 306). Относительно отпадения начального гласного тюрк. слова ср. лачуґга, лоґшадь, лафаґ. Совершенно иначе Оштир ("Slavia", 6, стр. I и сл.), который пытается сблизить это слово с егип., далее--Ильинский (ИОРЯС 23, 2, 196), который возводит *slonъ к *slорnь, привлекая др.-польск. sљорiеnґ "ступенька, подножка", sl~араcґ "топать" (ср. Брюкнер 500). О переходе знач., предполагаемого тюрк. этимологией, ср. выше, верблюґд.»
http://vasmer.narod.ru/p646.htm

Единственное, где Макс Фасмер был близок к разгадке, это что в литовском слон (уст.) - lapis, lajus - без приставки С-. Но дальше этого Фасмер не пошёл. Хоть и жил какое-то время в эстонском Тарту, и мог бы прихватить с собой хотя бы школьный эстонско-русский словарь. Собственный словарь Фасмера в результате мог бы выглядеть совсем по-другому...

Итак, открываем эстонский словарь:

lont, р.п. londi, ч.п. lonti [лонт, лонди, лонти] (эст.) - ХОБОТ;
lonti(s), lönti(s) [лонти(з), лёнти(з)] (эст.) - ОТВИСЛЫЙ, обвислый, вислоухий, лопоухий, поникший (напр., koera kõrvad vajusid lonti [коера кырвад ваюсид лонти] - "у собаки уши отвисли");
lontja(s) [лонтья(з)] (эст.) - ХОБОТОВИДНЫЙ, ХОБОТООБРАЗНЫЙ;
lontkõrv [лонт кырв] (эст.) - отвислое ухо; ЛОПОУХОЕ ЖИВОТНОЕ, перен. "растяпа", "оболтус", "охламон", "обормот";
lontu [лонту] - ШЛЯПА, перен. "размазня", "тюфяк", "лопух";
lonthüljes, lonthülge [лонт хюльез, лонт хюльге] - морской СЛОН (досл., «ХОБОТОВИДНЫЙ ТЮЛЕНЬ» - поск., hüljes, hülge [хюльез, хюльге] – «тюлень»).

Необходимо было лишь отбросить в слове СЛОН "славянскую" или "индо-европейскую" приставку С-, и получить исходные корневые слова с чёткими значениями, определяющими, почему СЛОН – СЛОН: лопоухое животное, с отвислыми ушами и обвислым хоботом, собственно, «С ХОБОТОМ»



Фото СЛОНА и МОРСКОГО СЛОНА с сайтов ekaterina-shushkovskaya.org и ria.ru

В русском есть родственное слово СЛЮНА - будучи в сгустке, свисающая подобно хоботу.



Но и там, и там нужно искать корневое слово БЕЗ начальной С-.

В тагальском, например (язык южных Филиппин, сохранившийся с ещё тех времён, когда Филиппины были частью материка, до Потопа в результате таяния ледника, покрывавшего 2-км слоем полюса Земли) - явно родственному с эстонским:



То же - в тунгусских языках, в частности, в нанайском:



В маньчжурском:



Данные примеры еще раз говорят о том, что эстонцы, угро-финны сохранили остатки языка очень древнего, появившегося не "где-то на Урале", а имевшего распространение и там, где жили и СЛОНЫ, и ТИГРЫ, и ЛЬВЫ Cм. http://new-etymology.livejournal.com/7871.html ; См. https://new-etymology.livejournal.com/22305.html .

***

Не претендуя на полноту разбора, давайте всё же попробуем рассмотреть СЛОНЯТЬСЯ, ПРИСЛОНЯТЬСЯ и СЛОНА в одном семантическом поле, не выбрасывая за борт и такие ностратические языки как финно-угорские, равно как не гнушаясь проводить параллели между словами в славянских языках, с одной стороны, и германских и романских языках, с другой. Не на разных планетах жили. Даже не на разных континентах.

londita(ma) [лондита(ма)] (эст.) - отвисать, отвиснуть, обвисать, оттягиваться, оттянуться (напр., taskud londitavad [таску лондитавад] - карманы отвисают, оттягиваются); опускать, опустить (напр., kõrvu londitama [кырву лондитама] - опускать уши); löntsi(ma) [лёнтси(ма)] (эст.) - брести, плестить;

löntti [лёнтти] (фин.) - уволень, тюлень, недотёпа; löntystä [лёнтистя] (фин.) - плестись, тащиться, переваливаться.
/// Спасибо Каролине Топелиус за эту и многие другие подсказки! https://vk.com/karoliina.topelius

longuta(ma) [лонгута(ма)] (эст.) - опускать, опустить, поникнуть; longu(s) [лонгу(з)] (эст.) - поникший, сникший, опустившийся (напр., longus lilled langesid [лонгуз лиллед] - цветы поникли, увяли; poisid seisavad longuspäi [бойсид сейсавад лонгуз пяй] - мальчики стоят опустив головы); lonki(ma), longerda(ma) [лонки(ма), лонгерда(ма)] (эст.) - слоняться, болтаться, шататься, таскаться, бродить, брести, плестись, тащиться;
lange(ma) [ланге(ма)] (эст.), langõ [лангы] (ливск.), langõta [лангыта] (водск.), langeta [лангета] (фин., ижорск., карельск., чудск., вепсск.) - падать, упасть; langeta(ma) [лангета(ма)] (эст.) - опускать, опустить, спускать, спустить, склонить; längu(ma) [лянгу(ма)] (эст.) - наклоняться, наколниться, покоситься, кособочиться (напр., oksad längusid lumekoorma [оксад лянгузид луми коорма] - ветви склонились под тяжестью снега); läng, längu, lang, langu, langus [лянг, лянгу, ланг, лангу, лангуз] (эст.) - падение, перепад, спад, понижение; склон, наклон, усклон, скат, спуск; langatus [лангатуз] (эст.) - провал; longoitez [лонгойтез] (вепсск.) - оползень; лондавкс (эрз.) – обвал;
lääs, lääne, läänt [ляяс, ляян, ляянт] (эст.), länsi [лянси] (фин.), lēņtš [лынтч] (ливск.), lääsi, länsi [ляяси, лянси] (водск.), läns [лянс] (ижорск.) - закат, заход, запад;
лони, лонись (Волог., Арх., Олонецк., Новг. диал., укр. и т.д.) - прошлого, ушедшего года (также дня, вчера); лонишный, лонской (Волог. диал.) - прошлогодний;
склон, уклон, наклон, поклон;
incline [ин-клайн] (англ.), inclinare [ин-клинаре] (ит.) - наклонять, склонять;
прислониться;
lean [лиин] (англ.) - прислониться;
lontano [лонтано] (ит.), långt [лонт] (шв.) - далеко;
along [элонг] (англ.), lungo [лунго] (ит.) - вдоль;
long [лонг] (англ.), lungo [лунго] (ит.), lang [ланг] (нем.) - длинный;
luu, луу (монг.), 龍 или 龙 [Lóng; лоон(г), луун] (кит.), rồng (вьет.), 용 [yong; йоон(г)] (корейск.) - дракон, змей;
Schlange [шланге] (нем.) - змея;
шланг (c бесполезной приставкой ш-, такой же как с- в слон);
Lunte [лунте] (устар. нем.) - хвост (напр., пушного зверя);
lunta [лунта] (устар. военн. шв.), Lunte [лунте] (устар. военн. нем.) - фитиль;
слоняться;
слюна, слюни (особенно свисающие у собаки).

Сюда же:
ЛЫ́НДАТЬ, – шастать; ср. шлы́ндать. У Даля – уклоняться, шататься без дела.
РАССЛОНЕ́Й, – растяпа, неповоротливый (слон в посудной лавке).
СЛЮПЯ́ТИНА, – нечто липкое, соплеподобное.
Курские диалекты 1970-80-х
https://anti-fasmer.livejournal.com/538746.html

Все слова выше объединяют основы ЛОН(Т), ЛОН(Д), ЛОН(Г), ЛАН(Г), ЛИН с семантикой "длины", "свисания вниз до земли", "волочения по ней".

Начальные С-, Ш-, К- явные "бесполезные, бездействующие" приставки.

Бездействующие приставки – как правило, перед другой согласной вначале слова – выделены в скобках: [с]в-, [ш]в-, [з]в-, [с]к-, [ш]к-, [с]м-, [ш]м-, [с]п-, [ш]п-, [с]т-, [ш]т-, [з]д-, [с]л-, [ш]л-, [з]н-, [к]н-, [к]л-, [г]л-, [х]л-, [к]р-, [г]р-, [х]р-, [п]л-, [ф]л-, [б]л-, [п]р-, [б]р-, [ф]р-, [д]л-, [д]в-, [т]р-, [т]в-, [ст]р-, [ск]р-, [сп]р-, [шп]р-. Как отметил в своем исследовании М.Наддео (The Ugaritic abjad… a rovas alphabet, Michelangelo Naddeo, 2007, стр. 91), «эти неработающие приставки изменяют фонетику, но не изменяют значение слова» - http://michelangelonaddeo.com/

Согласно М.Наддео, эти приставки подробно разбирались итальянскими лингвистами 19 века, давшими им название ‘protesi oziose’, или ‘idle prostesis’ («бесполезные приставки»). Возможно, первоначально эти приставки имели значение – ср. со славянскими предлогами «с», «к», «по», «в», «до». Могли также являться лишь вариацией произношения от территории к территории. А возможно – и результатом шепелявного искаженного произношения (нужно помнить, что когда формировались языки, стоматология была не на высшем уровне, и, как правило, лечение зубов заключалось в их радикальном удалении). Примечательно, что данные «омертвленные» приставки присутствуют в «И.-Е.» языках и практически отсутствуют в угро-финских и тюркских языках, в словах с одинаковыми корнями и семантикой.

***

У арх. лит. lapis, lajus - слон - та же семантика "лопоухого" животного, "размазни", со свисающими ушами и хоботом:

lop [лор] (англ.) - свисать, поникнуть (напр., lop-eared [лоп-иэрд] (англ.) - лопоухий); Ср. лопух;
lap [лэп] (англ., одно из значений), læppa [лэппа] (арх. англ.), lappa, lappo [лаппа, лаппо] (арх. нем.), Lappen [лаппен] (нем.), lappe [лаппе] (арх. нидерл.), lap [лап] (нидерл.), lapp [лапп] (шв.) - лоскут, обрывок одежды; тряпьё, ветошь; также покрыть, укрыть; З.Ы. Согл. британским этимологам, якобы "неясного происхождения", 'of uncertain origin: https://www.etymonline.com/word/lap ;
labë [лабё] (алб.) - кожура, корка, луб;
лапоть (рус., укр.), лапоць (блр.), лапоток, лапик, лепе́нь (диал. рус.), лапат (сербохорв., по Фасмеру) - клочок, лоскут;
lupa, lupakas, lupard [лупа, лупаказ, лупард] (эст.) - тряпка, тряпица, разг. тряпичный человек, бедняк, шут (напр.: Ole mees, ära ole lupakas! - Будь мужчиной, а не тряпкой!);
lõраs (лит., по Фасмеру же) - лоскут; lãps (лтш. по Фасмеру) - заплата.
См. https://new-etymology.livejournal.com/38655.html


***

Как и славянский слон https://new-etymology.livejournal.com/4787.html , финский norsu (слон) мог обозначать собственно "обвислое" / "носатое", "хоботовидное" животное. Ср. со следующими вероятными корневыми:

nartsu, narsu [нартсу, нарсу] (фин.), narts, nartsu [нартс, нартсу] (эст.) - лохмотья, рубище; närtsi(ma) [няртси(ма)] (эст.), nõŗtšõ [ныртшы] (ливон.) - вянуть, никнуть, дрябнуть;
näru, niru [няру, ниру] (эст.) - рваный, изношенный, истрёпанный, драный, ветхий, дрань, лохмотья, ветошь.

нер (лезгин.) - нос;
ноара (арх. ингуш.) - ноздря; ноарат (ингуш.) - обоняние, чутьё;
нарс (ингуш.), нярс (чечен.) - огурец;
naris [нарис] (лат.), nariz [нариз] (исп.) - ноздря, чаще нос; отверстие (nares fossae); narigón [наригон] (исп.) - огромный нос, носище;
narizón, narizudo, narigudo [наризон, наризудо, наригудо] (исп.), narigão [наригао] (порт.) - носатый, длинноносый.
См. narrow [нэрроу] (англ.) - узкий; См. нора: https://anti-fasmer.livejournal.com/130109.html .

марш, mars (чечен.) - шланг, кишка; сопли; маршокка, mars,okka (чечен.), маршокка (ингуш.) - сопляк; murun [мурун] (арх. тюрк.), mara, мара (чечен.), мерш, мераж, мерыж, мерыш (ингуш.) - нос; марокка, marokka (чечен.), марока (ингуш.) - длинноносый, носатый;
смръкъ (ц.-сл.) - сопли; Ср. сморкаться.

Ср. также связанные с обонянием: маря(мс) (эрз.) - слышать, нюхать; mirosi (румын.), мирише, мириса (болг., макед.), мирисати (серб.) - чуять, нюхать; миризма, мирис (болг.) - запах; mirisati (хорв.) - пахнуть.

hobot-slona.jpg

***

Проиллюстрируем ниже еще на ряде примеров, как, отбросив "славянскую" или "индо-европейскую" приставку С- (Ш-, З-), обнаруживается корневое слово в эстонском и других языках Уральской семьи:

- шлифовать - в эст. глагол lihvima [лихвима], а корневое слово - liiv [лив, лиф] - песок - используя который издревле и шлифовали.
- лиман (причерноморские илистые разливы; порты в Греции) - в эст. limane [лимане] - прилагательное "илистый", "грязный", а корневое - lima [лима] - ил, грязь. Если бы английские этимологи знали, что от английского slime [слайм], лат. slima [cлима] - ил, грязь, - нужно отбросить индо-европейскую приставку S- [C-] - то им бы открылись значения таких гидронимов и топонимов как река Лима в Португалии, Лимат - река в Швейцарии (причём с финно-угорским окончанием -Т получается множественное число - "Грязи"), Лимассол (соляное пересыхающее озеро на Кипре и одноименный город) - в эст. limas sool - досл., "в иле - соль", где -S - окончание внутриместного падежа, ответ на вопрос: в ком, в чем*; зарывающаяся в ил желтая камбала лиманда, зарывающийся в ил слепой налим.
* про эстонские падежи - см. подробнее на http://lpcs.math.msu.su/~pentus/etmorfw.htm
- здоровье (эст. без "з-": tervis [дервис] - здоровье)
- сад, садовник - в эст. без "с": aed, aednik [аэд, аэдник] - сад, садовник
- сам, самовольный - в эст. без "с": omavoline [ома волинэ] - самовольный; oma [ома] - свой (и глагол "владеть"); voli [воли] - воля
- свая - в эст. без "с": vai [вай] - свая
- свобода - в эст. без "с": vabaduse [вабадузе] - свобода, vaba [ваба] - свободный
- скорость - в эст. без "с": kiirus [кирус] - скорость; kiiresti [кирести] - скоро, быстро
- спасать, спасшийся, спасённый – в эст. без С-: pääs [пяйс, паас] - впуск, допуск, проход, выход; спасение; pääse(ma) [пяйсе(ма), паасе(ма)] - проникнуть, прорваться, пробраться; спасаться, избавляться; pääsenu [пяйсену, паасену] - пропущенный, допущенный; спасшийся, спасённый; pääste [пяйсте, паасте] - спасательный; pääst(ma) [пяйст(ма), пааст(ма)] - спасать, уберегать, избавлять; päästja [пяйстья, паастья] - спасатель, избавитель, мессия
- ступа - в эст. без "с": tuuba [туба] - ступа
- шторм, нем Storm [шторм], англ. storm [cтом] - в эст. без "ш": torm [торм] - шторм
- шнур, нем. Schnur [шнур] - в эст. без "ш": nöör [нёр] - шнур
- штык - в эст. без "ш": tääk [тяйк], tikk [тикк] - штык
- школа в русском, scuola [скуола] в ит., school [скул] в англ., Schule [шуле] в нем.- в эст. без “ш-/с-“: kool, kooli [коль, коли] - школа
- stall [cтолл] - англ. стойло; stall [cталл] - шв. стойло - в эст. без "с": tall, talu [талль, таллу] - стойло, стойла (кого, чего)
- Stern [штерн] (нем.), star [ста] (анг.) - "звезда" (эст. täärn [тяэрн, терн] - звезда, без "с")
- село, селиться - дословно, "c жизнью", использована уже индо-европейская приставка С-. В эст. без "с-": ela, elama [эла, элама] - жить; elu [элу] - жизнь; alevik [алевик] - посёлок (в финских названиях частое окончание -ОЛА (Хийтола, Кивиола); в ранее "угро-финских", ныне считающихся "русскими" поселениях, повсеместно, окончание -(О)ЛОВО....

Очень вероятно, что и "склоняться, слоняться, клониться, поклон, склон, уклон, прислониться", и многие другие - однокоренные слова. Отбрасывайте индо-европейские / славянские приставки (в том числе многократно использованные в к-, по-, с-, у-, при- и другие), и будете получать коренной слог из настоящего пра-языка*, частью которого живые угро-финские языки, похоже, и являются.

* не выдуманного этимологами на рубеже 18 и 19 веков, не открывавшими ни одного словаря языков Уральской группы, поскольку их попросту не было - финно-угорская письменность тогда только создавалась.

В языках Уральской семьи приставок как правило нет, ни одно слово не начинается с двух согласных; ударение ставится всегда на первый слог - поскольку он и слог, несущий смысл слова. В случае двух корней ударение делается на оба смысловых слога (как, например, в pealuu [белу] - череп, состоящий из pea (голова) и luu (кость). Контекст, в котором используется слово, формируется с помощью падежных окончаний и послелогов (например, окончание -ГА присоединительного падежа - pealuuga [белуга] - "с лобной костью", "лобастая") - а в славянских и индо-европейских языках эти окончания (напр., -га) ошибочно рассматривают уже либо как часть корня слова, либо как некий "типичный" суффикс (не несущий, почему-то, значение).