АННА ИСТОМИНА. ПРАЯЗЫК ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. КЛЮЧИ К ТАЙНЕ







Опубликована фундаментальная работа Анны Истоминой "Праязык человечества. Ключи к тайне". 2019. Работа закладывает принципиально новые основы в языкознании.

С разрешения автора, делаю репост из аккаунта Анны в FB и VK:

https://www.facebook.com/pisatel.komiperm

https://vk.com/id11875280

-----

...Начинаю публиковать отрывки из книги "Праязык человечества. Ключи к тайне". Буду рада видеть в комментариях сообщения об ошибках, опечатках и т.д., а также все замечания, пожелания, дополнения и иное видение вопроса... Любая дискуссия приветствуется!

БЫЛ ЛИ У ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ПРАЯЗЫК?

На всей земле был один язык и одно наречие.
(Библия, Бытие)


Существовал ли у человечества единый праязык – эту загадку люди пытались разгадать во все времена. Подтверждением его существования может служить то, что имеется много общих черт в грамматике, фонетике, лексике в языках, относящихся к разным языковым группам и семьям.

Например, слово, означающее «язык», «голос», «говорить» можно найти в разных языках мира: в русском «голос», «говорить», в литовском - «kalba» (речь), в немецком – «Hall» (звук), в шведском – «klang» (звук), «glosa» (слово), в румынском – «cuvant» (слово), в санскрите – «klap» (говорить), «kala-kala» (звук; пение); в урду - «каол» (слово), в курдском – «gilо» (слово; речь; разговор), в коми - «кыв» (язык, слово), в эрзянском - «кель» (язык, речь), в финском - «kieli» (язык, речь), в турецком «kelime» (слово), в монгольском - «хэл» (язык, речь), «хоолой» (голос), «хэлэх» (говорить), в тамильском - «кылавы» (речь), в арабском «каляам» (речь), в иврите – «коль» (голос, звук), в китайском «гао» (говорить), а также в одном из языков американских индейцев, в кечуа - «qallo» (язык), и в одном из африканских языков, в суахили - «kilio» (звук, голос) и т.д.


САНСКРИТ КАК КЛЮЧ К ПРАЯЗЫКУ

В XVIII веке европейские ученые познакомились с памятниками древнеиндийской письменности (Веды), самые давние из которых создавались 3 - 4 тысячи лет тому назад. Возраст этих памятников явился причиной того, что родоначальником всех европейских языков стали считать не древнегреческий, латинский или древнееврейский, а древнеиндийский язык Вед - санскрит.

Затем в лингвистике постепенно сформировалось иное мнение: праиндоевропейский язык был несколько иным, а санскрит является древнеиндийским языком, предком современных индоиранских языков.

Тем не менее, санскрит по времени своего существования находится ближе к праязыку, и по этой причине может рассказать о нём несколько больше, чем современные языки.


Синонимы

Главная особенность санскрита - огромное количество синонимов даже у таких простых слов, как «вода», «гора», «дом», «жизнь» и т.д.

Возьмём для примера санскритское слово «дом», которое имеет более 20 синонимов: agāra, asta, ālaya, āvās, ācraya, okas, ketana, kula, kṣaya, geha, gṛha, gātu, gaya, kṣema, dama, duroṇa, duryā, dhāman, nābhi, niketa, nivāsa и т.д. Среди данных синонимов мы видим такие слова, как:

- «dama» и «dhāman», которые в русском, болгарском, польском языках звучат как «дом», в латинском «domus» (дом), в армянском «tun» (дом);

- «gṛha» и «agāra», которые имеют параллели: в урду «khar» (дом), в хинди «khar» (род; дом), в цыганском «форо» (город), в норвежском «gard» (дом; хутор; двор), в английском «garden» (сад; огород), в арабском «карья» (деревня, село), в иврите «кфар» (деревня, село), в тамильском «кирахам» (дом), в удмуртском «корка» (дом), «гурт» (деревня, село), «кар» (гнездо; город), в коми «керку» (дом), «горт» (родной дом, усадьба; деревня), «кар» (поселение, город), в ненецком «хард, харăд» (дом), в монгольском «гэр» (дом);

- «gaya», которое имеет параллели: в урду «гāх» (село), в цыганском «гав» (село), в литовском «kaimas» (село), в немецком «Haus» (дом), в английском «home» (дом), в армянском «gyugh» (село), в чеченском «хIусам» (дом), в турецком «koy» (село), в японском «каоку» (дом);

- «gātu» и «ketana», которые имеют параллели: в украинском «хата», в тамильском «kaṭṭu» (дом), в финском «koti» (дом), в эрзянском «кудо» (дом), в монгольском «хот» (город), в японском «катэи» (дом; семья);

- «kula», которое имеет параллели: в финском и эстонском «kyla» (село), в чувашском «хула» (город), в башкирском «кала» (город), в чеченском «гIāла» (город), в грузинском «kalaki» (город);

- «ālaya» и «āvās», которые имеют параллели: в курдском «avai» (дом), в чеченском «эвла» (деревня), в тамильском «иль» (дом), в турецком «ev» (дом), в карачаево-балкарском «эл» (село), в татарском «авыл» (село), в чувашском «ял» (село);

- «duroṇa» и «duryā», которые имеют параллели: в немецком «Dorf» (деревня), в голландском «dorp» (деревня), в русском «деревня» и т.д.

Здесь мы видим, что слово «дом» семантически взаимосвязано со словом «род» (например, в хинди «гхар» означает и «дом», и «род»; в японском «катэи» - и «дом», и «семья»; в удмуртском «кар» - и «гнездо», и «город»), а также со значением «место жительства» (например, в тюркских языках: в турецком «ev» (дом), в карачаево-балкарском «эл» (село), в татарском «авыл» (село).

При рассмотрении синонимов слова «дом» в санскрите мы видим, что синонимы как бы распределились по разным языкам, незначительно поменяв в некоторых случаях форму слова, в иных случаях – значение слова. Можно предположить, что подобный процесс произошёл и с праязыком человечества: праязык также имел большое количество синонимов и «распределил» их между своими потомками – современными языками.


Слово как признак

Как появились синонимы, и что вообще лежит в основе появления новых слов – в санскрите это видно очень ярко. Например, санскритское «aciva» означает «беда; плохой», «ācu» – «конь; быстрый», «arbha» – «мальчик; ребёнок; маленький», «aruṣa» – «заря; огонь; солнце; красный», «āyu» – «человек; жизнь; живой». Мы видим, что слово «человек» появилось как «живой», слово «конь» как «быстрый», слово «ребёнок» как «маленький», слова «заря» и «огонь» как «красный». То есть, в основе появления новых слов лежит признак. А признаков, как известно, у любого предмета или явления может быть очень много, отсюда и большое количество синонимов.

Возьмём для примера ещё одно слово – «молодой», которое в санскрите имеет относительно небольшое количество синонимов: kanīna (молодой, юный); taruṇa (молодой; новый; растущий; юноша; росток, стебель); nava (новый; молодой); nūtana (молодой; современный); pāka (молодой; простой; детёныш); bāla (юный, молодой; ранний; мальчик; детёныш); mugdha (молодой; глупый; смущённый); yahū (юный; бодрый; весёлый; дитя; ребёнок); yuvati (молодая; девушка).

Здесь мы снова видим, как синонимы «распределяются» по разным языкам:

- слово «bāla» (юный, молодой; мальчик; детёныш) имеет параллели: в урду «бāлак» (дитя, ребёнок), в тамильском «пāлаи» (мальчик), в киргизском, татарском, башкирском, азербайджанском «бала» (ребёнок) и т.д.;

- слово «pāka» (молодой; детёныш) имеет параллели: в грузинском «bikhi» (мальчик), в армянском «p’ok’r» (маленький), в норвежском «pike» (девочка), во французском «petit» (маленький), в английском «boy» (мальчик), в румынском «fiu» (сын), в тамильском «paiyaṉ» (мальчик), в венгерском «fiatal» (молодой), «fiu» (сын), в финском «poika» (сын), «pieni» (маленький), в коми-пермяцком «пи, пиян» (дитя, детёныш), «пöк» (икра), в китайском «боя» (маленький), «пэй» (зародыш, эмбрион) и т.д.;

- слова «nava» (новый; молодой) и «nūtana» (молодой) имеют параллели: в русском языке «новый», в болгарском «нов», в латинском «novus» (новый), в английском «new» (новый), в голландском «nieuw» (новый), в исландском «nyr»(новый), в эстонском «neiu» (девушка), в финском «neito» (девушка), в удмуртском «нуны» (ребёнок), «нылпи» (дитя), в коми «ныв» (дочь), в ненецком «не» (дочь), «ню» (сын), в китайском «ню» (дочь) и т.д.;

- слова «yahū» (юный; дитя; ребёнок) и «yuvati» (молодая; девушка) имеют параллели: в латинском «juvenis» (молодой), в испанском «joven» (молодой), в французском «je» (молодой), в английском «young» (молодой), в норвежском «jente» (девочка), в русском «юный», в турецком «yeni» (новый), в татарском «яңа» (новый) и т.д.;

- слово «taruṇa» (молодой; растущий; юноша; росток, стебель) имеет параллели: в азербайджанском «tar» (молодой), в коми «турун» (трава), в удмуртском «турын» (трава), в славянских языках «трава» и т.д.;

- слово «kanīna» (молодой, юный) имеет параллели: в чеченском «кIант» (сын), в немецком и голландском «Kind» (ребёнок), в китайском «гунян» (девочка) и т.д.;

Здесь мы видим, что в разных языках слова «ребёнок», «дитя», «девочка», «мальчик», «сын», «дочь» этимологически имеют признак «юный, молодой, маленький».


Признак и этимология слова

С помощью санскрита можно понять этимологию многих слов в разных языках. Например, в коми-пермяцком языке есть похожие по звучанию слова: «чер» (топор), «чарла» (серп), «сюр» (рог). Какой признак их объединяет? Топор, серп, рог имеют один общий признак – все эти предметы острые.

Санскрит подтверждает этот признак: «cīra» (острый). А слов с этим корнем, обозначающих острые предметы, в санскрите очень много: «caru», «carya», «cāri» (стрела), «cārnga» (лук из рога; роговой), «cṛ’nga» (вершина; шпиль; рог; клык; бивень; серп), «sṛka» (стрела; копьё; пика), «sṛṇī» (серп), «srakti» (зубец; зазубрина; угол). Здесь можно обратить внимание, что в слове «cṛ’nga» совпадают значения «рог» и «серп». «Острые» значения «нож» и «серп» совпадают также в слове «parcu» (острый край, ребро; нож; серп), сюда же можно привести в пример слово «bhṛṣṭi» (остриё; зубец; угол).

А вот параллели в других языках:

- «острый» (о предметах; о вкусе): в санскрите «cīra», в урду «дhāрдāр», в латинском «acer», в армянском «sur», в английском «sharp», в немецком «scharf», в крымскотатарском «suyru», в азербайджанском «bark», «gargin», в монгольском «хурц», в японском «кирэадзи», в иврите «хариф», в тамильском «kūr», в коми «курыт», в финском «kirpea», в эстонском «terav» и т.д.;

- «серп»: в санскрите «cṛ’nga», «sṛṇī», «parcu», в урду «дарāти», во французском «serpe», в польском «sierp», в русском «серп», в венгерском «sarlo», в удмуртском «сюрло», в коми «чарла», в эрзянском «тарваз» и т.д.;

- «нож»: в санскрите «parcu», в урду «чhури», в курдском «кэр», в удмуртском, коми «пурт» и т.д.;

- «топор»: в литовском «kirvis», в эстонском «kirves», в коми «чер», в эрзянском «узере» и т.д.;

- «рог»: в санскрите «cārnga», «cṛ’nga», в латинском «cornu», в английском «horn», в немецком «Horn», в испанском «cuerno», в арабском «карн», в эстонском «sarv», в финском «sarvi», в марийском «шур», в эрзянском «сюро», в коми «сюр» и т.д.


Здесь мы видим, что сходство в звучании слов не всегда имеется в одной языковой группе или семье; и наоборот: нередко сходство есть в разных языковых группах. Например:

- в санскрите «cīra» (острый), «cāri» (стрела), «cṛ’nga» (вершина; серп; рог), в урду «чhури» (нож), в коми «чарла» (серп), «чер» (топор), «сюр» (рог), в эрзянском «сюро» (рог), в удмуртском «сюрло» (серп), в армянском «sur» (острый), в крымскотатарском «suyru» (острый) и т.д.;

- в финском «kirpea» (острый), в эстонском «kirves» (топор), тамильском «kūr» (острый), в японском «кирэадзи» (острый), в курдском «кэр» (нож), в литовском «kirvis» (топор), в латинском «cornu» (рог), в арабском «корн» (рог) и т.д.;

- в санскрите «parcu» (острый край, ребро; нож; серп), «bhṛṣṭi» (зубец; остриё; угол), в удмуртском и коми «пурт» (нож), в азербайджанском «bark» (острый) и т.д.;

- в эстонском «terav» (острый), в эрзянском «тарваз» (серп), в урду «дhāрдāр» (острый), «дарāти» (серп) и т.д.


Помочь в «расшифровке» слов в современных языках могут не только древние языки, но и наоборот. Например, в санскрите есть слова: «vecī» (игла, спица; крючок) и «vācī» (нож; кинжал; топор). Признак здесь тот же – «острый». В коми-пермяцком языке «острый» - «лэчыт» (диал. «вечыт»).


Слово меняется – значение слова остаётся

Вторая причина большого количества синонимов в санскрите в том, что корень слова достаточно гибко видоизменяется. Например, корень слова «вода; река» меняется следующим образом: (вар – хар – чар - cар – тар – джир – дхар – нир) «vār, vāri» (вода), «hṛdinī, hradinī» (река), «cara» (жидкость, вода), «sarit» (поток, река), «sarṇika» (вода), «sirā» (поток, река), «sravat» (река), «jīri» (льющаяся вода), «jharī» (река; поток), «tarangiṇī» (река), «dhārya» (вода), «dhāra» (поток), «nirjhari» (река), «nīra» (вода).

Подобным же образом видоизменяется корень слова «гора; вершина»: (мар – нир – пар – вар – хар – гир – чир) «maru» (гора), «mūrdhan» (вершина), «nirvyūḍhi» (вершина), «para» (вершина), «parvata» (гора; холм), «varṣman» (вершина), «karvaṭa» (склон горы, гора), «giri» (гора), «ciras» (вершина; верхушка), «cṛ’nga» (вершина).

Таким же образом можно проследить изменение корня слова в других санскритских словах. Например, в слове «солнце»: (ра – ар – хар – бр – сур – тар – дхар – мар) «ravi» (солнце; бог солнца), «arka» (солнце; луч), «hariṇa» (солнце), «bradhna» (солнце), «sūr, sūrа» (солнце), «taraṇi» (солнце), «dharaṇa» (солнце), «marīcin» (солнце).

Здесь можно предположить, что в праязыке корень слова был так же изменчив; а различные формы одного корня опять же «распределил» среди своих потомков, современных языков.

Рассмотрим в связи с этим слова «гора», «вершина» в разных языках:

- слово «гора»: в русском, украинском, польском «гора», в сербском «брдо», в немецком, голландском «Berg», в армянском «sar», «leŗ», в чеченском «барз», в грузинском «gora», в тамильском «кири», «пуравы», в финском «vaara», в удмуртском «гурезь», в коми-пермяцком «керöс», в чувашском «сăрт», в крымскотатарском «qır», в кечуа «оrq'o» и т.д.;

- слово «вершина»: в русском, украинском «вершина», в ирландском «barr», в латинском «vertex», в урду «сирā», в курдском «seri», в чеченском «корта», в венгерском «orom», в эстонском «hari», в турецком «doruk», в азербайджанском «zirva», в чувашском «тăрри», в шорском «сырт», в монгольском «орой, оргил», в иврите «рош» и т.д.

Данные слова взяты не случайно, а для продолжения изучения корня, рассмотренного в предыдущей теме о значениях слова «острый», т.к. в разных языках значения «острый», «вершина», «гора» часто совпадают. Например, в коми языках слово «йыв» означает и «вершина», и «остриё». В санскрите корень «пар» отображает все три значения: «parcu» (острый край; ребро; нож; серп), «para» (вершина), «parvata» (гора; холм).

При рассмотрении слов «гора», «вершина» мы снова видим, что никакой закономерности по языковым группам и семьям нет, а сходство в корне слова может быть и в неродственных языках:

- в санскрите «karvaṭa» (склон горы, гора), в тамильском «кири» (гора), в коми-пермяцком «керöс» (гора), в крымскотатарском «qır» (гора), в чеченском «корта» (вершина) и т.д.;

- в санскрите «ciras» (вершина; верхушка), в урду «сирā» (вершина), в шорском «сырт» (вершина), в чувашском «сăрт» (гора), в армянском «sar» (гора) и т.д.

Данное явление может говорить о том, что все эти слова в многообразии форм и значений имелись в праязыке, а в современных языках сохранились лишь некоторые их формы и в более узких значениях.

© Истомина А.Ю. "Праязык человечества. Ключи к тайне".
Наконец-то я понял.
Вам не важно, достоверна Библия или нет.
Поэтому вам неважно, чем отличается слово "язык" от слова "наречие" с точки зрения Библии.

Поэтому нельзя узнать, что вы подтвердили в фразе язык - один, наречий - много, потому что неизвестно, что значит здесь слово "язык" и слово "наречие" (помним, что "Библейские тексты - довольно поздняя компиляция эпоса самых разных народов со всего света").